Авторская песня на два голоса
Авторская песня на два голоса
Среда, 24 июля 2013 22:33

А теперь, Горбатый!..

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

- Ну все, братва! - сказал завгар и шлепнул ладошкой по борту грузовика, - этот последний!
- Крайний, - машинально поправил кладовщик (он у нас из бывших летунов).
- Да ну нафик! - огрызнулся завгар, - В гробу я видал такие авралы! Последний!
Он обошел грузовик и крикнул шоферу:
- Выгоняй!
И потом уже всей бригаде:
- Спасибо, братцы, выручили! Можно по домам!
- Михалыч, - подмигнул завгару бригадир Петрович, - за "спасибо" тебе, конечно, земной поклон до самых пяточек, но вот если бы оно булькало...


Завгар крякнул, вздохнул и полез за лопатником:
- Семен, - обратился он к самому молодому из присутствующих, - давай-ка пулей в лабаз. Вот тебе... ну сам понимаешь... и на закусь чего-нибудь...

Народ заметно оживился и потянулся со склада в бытовку.
Пока покурили, пока футбол обсудили... Тут и гонец прискакал. На газетке нехитрый стол. Помидорчики-огурчики, черный хлеб и сало. Все крупными кусками... Разлили. Выпили. Тут уже и шуточки пошли, анекдоты:
- Вот из-за поворота появляются японцы на Тойоте. И с криком "Банзай!" скрываются за поворотом. Вот из-за поворота трассы появляются французы на "Ситроене" и с криком "Шерше ля фам!" скрываются за поворотом. Вот из-за поворота появляются немцы на "Мерседесе" и с криком "Дойче нихт капитулирен!" скрываются за поворотом. А вот из-за поворота появляются русские на "Запорожце" и с криком "Мать, где же тут тормоза!" скрываются в толпе!

Всеобщий ржач и следующий продолжает:
- Решили провести международные гонки. Итальянцы "Феррари" послали. Немцы - "Беху" А наши думали-думали и решили послать "Запорожец". А пилот не будь дурак, привязал его веревкой к самой быстрой машине. И вот едут они, значит. В передней машине штурман пилоту кричит:
Скорость 90 миль - русские не отстают! Прибавь-ка!
Скорость 100 миль - русские не отстают! Прибавь!
Скорость 110 миль - русские не отстают! Прибавь еще!
Скорость 120 миль... Шеф, русские отбросили шасси и пошли на взлет!

Опять взрыв хохота. Только Петр Егорыч вздохнул:
- Эх, салаги! Вам все бы рыготать над замечательной машинкой. У меня вот "запорожец" был. Я на нем пять раз двигатель менял.
- Чего ж менял, если такая замечательная? - подколол Егорыча Петрович.
- Много ты понимаешь, - надулся Егорыч, - мы по-молодости столько чудили... Метиловый спирт в бензин добавляешь - двигатель просто не узнать. Как-то рассекали по МКАДу - гаишники за нами увязались, но догнать так и не смогли.
- Свистишь... - усомнился Петрович
- Ну, тогда МКАД не такой как сейчас был. Узенький. Не догнали нас, но номера срисовать успели. На следующем круге тормозят. Документы проверили.
- Колитесь, - говорят, - что у вас за двигло под капотом?
- Самый обычный двигатель, - отвечаем.
- Да ну, - говорят, - мы вас на жигуле-трешке догнать не могли.
- Ну смотрите, - говорим.
Открываем капот. Да, обычный серийный двигатель. Вы, ребята, нас с кем-то спутали. Почесали гайцы репу, да отстали. Кто ж им скажет, что метанол в бензине?
- А что, правда, такая сильная вешь? - поинтересовался Семен
- Как сказать? - прищурился Егорыч, - мощи добавляет ощутимо. Правда опасная. Мы на соревнованиях из-за этого всего два раза к финишу приходили: взрывается оно. Трещины, дырки в блоке: движок на выброс. Но тогда все проще было. Делали мы багги на базе "Запорожца". По рельсу с каждой стороны. Как рельсы доставали - отдельная песня. Заявились к руководству Метрополитена. Так и так, нужны рельсы. Не воровать же? Дали. На спорт тогда не жалели денег. Двигло запорол. Заявку пишешь: мол, соревнования на носу, нужен двигатель. Ну и по-тихому загнал машинку, переставили. А в заявке пишешь: подкачка колеса - 15 копеек.

- Да ты, оказывается, у нас расхититель социалистической собственности? А, Егорыч? - гоготнул Петрович.
- Ну... если вспомнить все наши подвиги... то, пожалуй, - прищурился старик, - как-то мы на этом самом багги забор снесли. Разогнались. Руль крутишь, а машина прямо шпарит. Ну, на повороте и влетели. А там - "почтовый ящик".
- Письма-то хоть целые остались? - опять хохотнул Петрович.
- Какие письма? - растерялся Петр Егорович.
- Ну, в почтовом ящике которые.
- Тьфу на тебя! - отмахнулся Егорыч, - "Почтовый ящик" - это так предприятие секретное закрытое называли. Оборонка там или с космосом связаное. Это оказалось по авиации. Сначала на нас жутко осердчали, повязали. Потом проверили документы, поговорили мы про автомобили, про соревнования, ну и задружили. Потом привезли для забора плиту. А на заводе по одной плите не отпускают - только грузовиками. А там их четыре плиты-то в грузовике. Все четыре и привезли. С запасом. Одна беда - у них от самолетов к нашей технике ничего не подходит: ни свечи, ни колеса...

- А если пропеллер? - робко вставил Семен
- О! - Егорыч поднял многозначительно указательный палец вверх, - Соображаешь. Мы тогда решили, - а может собрать что-то типа аэросаней? Эдакий вездеход с пропеллером.
Раму сварили, сиденья, широкие колеса. Ну я ж тогда не знал, что у самолетов колеса не пневматика. Меня летуны на смех и подняли:
- Ты представляешь с какой силой самолет при посадке о бетонную полосу бьется? А если оно разуется?
Короче, там такой сплошной бублик резиновый цельный. Ну и весу в нем соответственно.
А пропеллер вам, говорят, наверное от "Ила" подойдет. Ну мы, к авиаторам из ящика почтового, мол, нужен пропеллер. Те говорят, проблем нет. Сгоняли самолет в Казань, стырили там откуда-то пропеллер вместе с движком.

Приезжаем за ним на запорожце. Там такая дура на два с лишним метра, да еще движок к нему прикручен.
- Не, ребята, - говорим, - с движком не возьмем.
Поковчали они, поковчали...
- Ладно, - приезжайте через неделю. Снимем вам пропеллер.
Приезжаем. Пытаемся поднять. Фигушки. Эта бандура стошестьдесят килограмм весит. Это только сам пропеллер. Без движка. Да если мы ее на нашу таратайку поставим, ее под этим весом назад опрокинет, как ваньку-встаньку.
В общем, уперлись мы:
- Не будем брать и все!
Они тоже на горло:
- Он неучтенный нигде, без документов, а если проверка какая? Забирайте.
Так и разругались...

- Жалько-то как... - протянул Семен, - вездеход - это наверное круто.
- А то? - загремел Петрович - На рыбалку, в лес - самое оно! А сколько водки в него войдет!
- У вшивого на уме одна баня - усмехнулся Петр Егорович, - помню, мы как-то поехали на соревнования в Рязань. На багги. А оно ж без номеров, без документов. На нем вообще на дорогу нельзя. Вот и тормозит нас гаец. Ну мы ему ксивами помахали. Но он настырный.
- Где номер? - спрашивает.
- Да вот, - показываем, - на раме прикручен.
Там большой круглый номер, который по стартовому протоколу положен.
- А че "Спартак", а не "Динамо"? - не унимается гаец.
- Дык, "Динамо" соревнования по автоспорту не проводит.

- О, Егорыч, - оживился Петрович, - Так ты у нас оказывается мент?
- Я не мент, я опер! - коротко отрезал Егорыч, - И в рыло заехать могу легко до сих пор!
- Скажите, Петр Егорович, - быстро спросил Семен, - а почему вы говорите постоянно "мы"? "Мы ехали", "мы собирали"?
- А, это?... - старик опустил глаза, вздохнул и посмотрел на вопрошавшего, - Знаешь, Сень, был у меня штурман и напарник. Дружили мы долго. Чудили вместе, на соревнования ездили...
- А потом? - не унимался парень, - где он сейчас?
-Где... - повторил Петр Егорович и опять опустил глаза, - погиб он. На задержание мы ходили. Коля меня от пули прикрыл своим телом...

Дверь в бытовку хлопнула и с порога загремел веселый голос завгара:
-Эй, здесь кто-нибудь начальнику стопарь нальет наконец?

Прочитано 1170 раз
Другие материалы в этой категории: « Ноу-хау Матрац »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены